Понятие гарантии прав

Гарантия как правовая категория

Данная статья была скопирована с сайта https://www.sovremennoepravo.ru

Страницы в журнале: 13-15

Т.Н. ВОРОБЬЕВ,

соискатель кафедры правосудия и процессуального права Саратовского государственного социально-экономического университета

Рассматривается понятие гарантии как правовой категории, раскрывается неразрывная связь понятий «гарантия» и «принцип».

Ключевые слова: правовые гарантии, принципы.

Guarantee as a legal category

Discusses the concept of guarantee as a legal category, reveals an inextricable link the terms “guarantee” and “principle.”

Keywords: legal guarantees, principles.

Проблемы, касающиеся положений о гарантиях, являются актуальными как на общетеоретическом, так и на отраслевом уровне. Наиболее часто гарантии проецируются на защиту прав и свобод человека и гражданина или отдельных категорий индивидуальных субъектов права.

Чаще всего гарантии подразделяются на общеправовые и специально-правовые. Под общеправовыми гарантиями понимается законность в виде строгого и неуклонного исполнения законов и соответствующих им подзаконных актов. Специально-правовые гарантии характеризуются, например, исполнением правоохранительной деятельности уполномоченными субъектами права.

Следовательно, правовые гарантии выполняют регулятивную, охранительную и обеспечительную функции в системе правового регулирования.

Невозможно создать исчерпывающий перечень правовых гарантий, так как оценка правового средства в таком качестве может вестись лишь в рамках одного или нескольких однородных правоотношений, направленных на достижение определенного значимого для участника таких отношений результата.

Основанием классификации правовых гарантий должен быть тип их внешнего выражения, т. е. тип нормативно-правового предписания. При этом можно выделять гарантии, закрепленные в нормативно-правовых предписаниях, выражающих нормы права, и гарантии, закрепленные в нормативно-правовых предписаниях, не выражающих нормы права.

Внешней формой выражения правовых гарантий являются нормативно-правовые предписания любого типа, закрепленные в официально признаваемых в качестве источников права текстах. В условиях правовой системы России правовые гарантии сформулированы как в нормативных правовых актах, так и в нормативных договорах. По мнению А.В. Лошкарева, они могут выражаться и в обычаях[1].

Гарантия как правовая категория рассматривается во многих отраслях права с учетом существующей специфики. В частности, в конституционном праве гарантии определяются как правовые средства, обеспечивающие реализацию того или иного права человека и гражданина. «Каждое право только тогда может быть реализовано, когда ему соответствует чья-то обязанность, применительно к конституционным правам и свободам — это обязанность государства», — отмечал М.В. Баглай[2].

С.В. Колобова, расширяя данное определение, утверждает, что гарантии — это обязанность государства. Анализируя статьи 45—54 Конституции РФ, устанавливающие гарантии реализации прав и свобод граждан, С.В. Колобова условно разбивает их на две группы:

общие гарантии и гарантии правосудия. Она считает, что общими гарантиями являются следующие: защита прав и свобод граждан (обязанность государства); возможность самозащиты; судебная защита; международная защита; возмещение вреда. К наиболее общим гарантиям причисляется конституционный строй, основанный на неотчуждаемом естественном праве и общепризнанных принципах и нормах международного права. С.В. Колобова делает вывод о том, что в обеспечении гарантии прав и свобод участвует весь механизм государства, все органы государственной власти[3]. Именно слаженный механизм государственной власти, построенный на принципе разделения властей (на законодательную, исполнительную и судебную) и выполняющий определенные Конституцией РФ функции, позволяет сбалансировать интересы и граждан, и государства.

Нельзя не отметить, что ряд ученых (Н.Г. Салищева, В.И. Каминская, Ф.Д. Финочко и др.) отождествляют юридические гарантии с принципами. И.А. Галаган, И.В. Панова высказывают иное, на наш взгляд, более справедливое мнение, полагая, что принципы и гарантии — это различные правовые категории, которые нельзя отождествлять. Тем не менее, это взаимообусловленные и тесно взаимодействующие понятия[4]. Соблюдение принципов административно-правовых гарантий привлечения граждан к административной ответственности является одним из главных условий обеспечения интересов государства и субъектов правоотношений при реализации целей гарантий.

В словарях дается следующее определение принципа: принцип — это основное, исходное положение какой-нибудь теории, учения, науки, кроме того — убеждение, взгляд на вещи[5].

В юридической литературе это понятие трактуется более широко: считается, что принципы — это основные, исходные, определяющие идеи, положения, составляющие нравственную и организационную основу возникновения, развития и функционирования гарантий.

Неразрывная связь понятий «гарантии» и «принципы» заключается, с одной стороны, в том, что принципы очерчивают границы действия, пути развития юридических гарантий, тем самым способствуя их совершенствованию, с другой — творческая роль принципов становится реальностью в механизме правового регулирования лишь при наличии (создании) действенных правовых (юридических) гарантий[6].

В научной литературе обосновано мнение, что гарантии — это совокупность условий и способов, позволяющих беспрепятственно реализовывать правовые нормы, пользоваться субъективными правами и исполнять юридические обязанности. Под гарантиями понимаются как объективные условия существования общества, так и специально выработанные государством и обществом средства, обеспечивающие точную реализацию норм права всеми субъектами[7].

По мнению А.С. Мордовца, термин «гарантии», судя по содержанию действующих норм, находится словно вне пределов видимости законодателя и сводится к условиям гарантий, привносится через содержание юридической ответственности, т. е. мер государственного принуждения[8].

Полагаем, под условиями гарантий следует понимать: законодательное закрепление прав и свобод граждан; формирование правовой культуры граждан и должностных лиц; наличие органов государственной власти и управления; формирование системы судебных и квазисудебных органов; определение компетенции органов власти и наличие контрольной и надзорной деятельности; финансовое и материальное обеспечение деятельности органов власти и пр., т. е. совокупность мер, средств и способов, при которых становится возможной и обеспечивается реализация правоотношений в существующих правовых, экономических, политических и социальных условиях. При этом хотелось бы отметить, что, на наш взгляд, гарантии осуществления прокурорского надзора не нашли должного отражения в научных исследованиях, что не умаляет значимости наиболее известных работ, посвященных этому вопросу[9].

При реализации основных задач прокурорского надзора главной целью гарантии как правовой категории является обеспечение публичных интересов государства и общества посредством создания условий соблюдения Конституции РФ и исполнения законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и пр. Особое внимание обращается на соответствие правовых актов, издаваемых вышеперечисленными органами и должностными лицами, Конституции РФ и федеральным законам.

Читайте так же:  Повышение детских пособий до 7 лет

1 См.: Лошкарев А.В. Правовые гарантии: Теоретические проблемы определения понятия и классификации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2009. С. 8—10.

2 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М., 1998. С. 246.

3 См.: Колобова С.В. Защита конституционных прав граждан Российской Федерации в сфере труда: автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Саратов, 2001. С. 22.

4 См.: Галаган И.А. Административная ответственность в СССР: процессуальное регулирование. — Воронеж, 1976. С. 56; Панова И.В. Актуальные проблемы административного процесса в Российской Федерации: автореф. дис. . д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 2000. С. 27.

5 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. — М., 1985. С. 515; Советский энциклопедический словарь. 3-е изд. — М., 1985 С. 1057.

6 См.: Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. — М., 2001. С. 151.

7 См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права: курс лекций. — Саранск, 1994. С. 277—278.

8 См.: Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. — Саратов, 1996. С. 170.

9 См.: Федоров А.В. Уголовно-процессуальный институт неприкосновенности прокурорских работников и реализации гарантий прокурорской неприкосновенности: дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 1995; Желтобрюхов С.П. Прокурорский надзор как гарантия законности в Российском государстве: Проблемы теории и практики: дис. . канд. юрид. наук. — Саратов, 1999; Алексеев С.Н. Надзор за соблюдением прав и свобод участников уголовного процесса в системе конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина и полномочий прокурора (досудебные стадии): дис. . канд. юрид. наук. — Самара, 2002.

http://www.sovremennoepravo.ru/m/articles/view/%D0%93%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D1%8F-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F-%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F

Понятие «гарантии» в праве: общее и особенное в научной трактовке (А.М. Ибрагимов, «Вестник Пермского университета. Юридические науки», выпуск 2, апрель-июнь 2012 г.)

Понятие «гарантии» в праве: общее и особенное в научной трактовке

Рассматриваются общность понятия «гарантии» для всего права в целом, характер этого понятия с точки зрения научного понимания, его распространенность в сферах деятельности человека (политика, дипломатия, а также обыденное употребление). Отмечается, что такая многозначность термина неизбежно сказывается на многоликости его существования в юридической науке, которая далеко не всегда оперирует этим понятием в строго юридическом его значении. В статье затрагиваются и некоторые другие вопросы, касающиеся осуществления гарантий в отраслях внутреннего права, а также использования в праве общих и специальных международных гарантий в сравнительном ключе.

Для решения задачи, поставленной в статье, понятием «гарантии» мы охватили: его общность для всего права в целом, особенности, касающиеся неоднозначного понимания гарантий в науке вкупе с анализом некоторых исследовательских позиций и суждений об этом понятии. Помимо этого, нами рассмотрены вопросы, связанные с осуществлением обеспечительных функций отраслевых гарантий во внутреннем праве государств, а также общих и специальных международно-правовых гарантий в сравнительном ключе.

В юридической науке нет, пожалуй, другой такой категории, которая бы так часто употреблялась и вместе с тем имела бы настолько широкую семантическую форму, что в нее вкладывается самое различное содержание. Категория эта — гарантии. В одних случаях можно говорить о гарантиях законности, в других — о законности как гарантии, о гарантиях правопорядка и о правопорядке как гарантии, в третьих — о гарантиях прав и свобод граждан и о правах личности как гарантии ее свободы, о гарантиях деятельности и о деятельности как гарантии, ответственности и об ответственности как гарантии [1, с. 8]. Понятие гарантии» распространено в сферах деятельности человека широко (политика, дипломатия, а также обыденное, непрофессиональное употребление). Такая многозначность термина неизбежно сказывается на многоликости его существования в юридической науке, которая далеко не всегда оперирует этим понятием в строго юридическом его значении. Это также общеизвестно, как верно и то, что невозможно обеспечить эффективность юридических норм, не учитывая закономерностей тех социальных сфер и процессов, в пределах которых эти нормы действуют [4, с. 419].

Нельзя, в частности, не учитывать те или иные политические аспекты для того, чтобы гарантировать обеспечение правовых норм. Юридическая наука «имеет политическое значение именно как наука юридическая, иначе она теряет всякое значение для политики» [3, с. 52]. Немецкий ученый И. Вагнер, характеризуя роль юридической науки в политике законотворчества, писал: «Хотя формирование права ни в коем случае не является ведомственной задачей юристов, на долю правовой науки приходится особая ответственность, поскольку она исследует «внутренние», специфические закономерности государства и права. » [2, с. 1585].

Затронем не менее ответственную и важную для понимания категории гарантий проблему реализации государственно-правовых (конституционных) норм (в данной статье под термином «государственно-правовые нормы» имеется в виду широкое, не совпадающее с термином «конституционные нормы», и поглощающее его понятие). Применительно к этой проблеме гарантии выступают как юридические категории, и изучение их осуществляется «в русле юридической науки», но с учетом сложившейся социальной, политической и иной конъюнктуры. Из этого следует, что все социальные условия, факторы, явления, включенные в процесс осуществления норм, влияющие на него, создающие его социальный фон или среду, рассматриваются на предмет их гарантирующей силы через юридическую призму, через их юридический «эквивалент», через те вырабатываемые юридической наукой критерии, которые позволяют отграничить общие предпосылки реальности, гарантированности правовых норм от собственно гарантий их реализации [1, с. 9]. Задача юридической науки, между тем, состоит в том, чтобы придать общесоциальному пониманию гарантий качество юридической определенности.

Подчеркнем, чтобы не называть гарантиями реализации права «всё и вся», юридическая наука призвана изучать гарантирующие возможности самой юридической формы, организационно-правовую «эквивалентность» всех видов деятельности, направленных в итоге на активизацию, совершенствование правореализующего процесса. Однако это не означает недооценки общесоциальных «гарантий», определяющих жизнеспособность самой юридической формы. Необходимо особо подчеркнуть значение юридической формы, которое и позволяет называть ее собственно гарантированием.

Употребляемый в юридической литературе время от времени термин «государственно-правовое гарантирование» имеет несколько смысловых значений, выступая по отношению к отдельным гарантиям как цель, как процесс, как результат. В первом и последнем случае представляется удачным термин «гарантированность» как исходный и конечный пункт процесса гарантирования, всей деятельности по гарантированию, которая отталкивается от определенного объективно заданного уровня гарантированности, от уже имеющихся результатов по гарантированию, дабы достичь реализации каждой нормы в конкретном случае, т.е. цели фактически высокого уровня гарантированности (в том числе созданием новых юридических гарантий) [1, с. 15]. Таким образом, достигнутая цель становится результатом, «субъективная» деятельность по гарантированию включена в «объективный» уровень гарантированности, будучи определена самим этим уровнем, а с другой стороны, непосредственно на него влияя. От «напряженности» субъективного фактора гарантирования зависит степень расхождения между гарантированностью как целью и гарантированностью как результатом.

Читайте так же:  Больничный оплата от стажа

Термин «государственно-правовое гарантирование» может пониматься как гарантирование, объект которого — государственно-правовые нормы и институты, вообще государственно-правовая сфера. Проблема гарантий реализации государственно-правовых норм заключает в себе как общие для всего права черты, так и отраслевую специфику. Поэтому решение данной проблемы предполагает, с одной стороны, исследование общих для всего права гарантий реализации правовых норм, а с другой — выявление на фоне общих гарантий специфики именно государственно-правового гарантирования, специальных гарантий именно государственно-правовых норм и каждой конкретной их разновидности.

Между тем, специальные международно-правовые гарантии самодостаточны. Они бывают детально разработаны, поэтому их установления определенны, исчерпывающи, базируются на высоком авторитете гаранта и применяются, за небольшими исключениями, без обращения к внутригосударственным организационно-правовым средствам.

1. Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1984. 162 с.

2. Вагнер И. К некоторым общетеоретическим вопросам социалистического правоосуществления. Staat und Recht, 1975.

3. Недбайло П.Е. Введение в общую теорию государства и права. Киев, 1971. 260 с.

4. Рабинович П.М. О понятии права в советской юридической науке. Правоведение. 1977. N 4.

http://base.garant.ru/57571743/

newinspire

Понятие, сущность, объект и содержание гарантий прав личности

Ключевые слова: понятие, сущность, объект, содержание, гарантии, прав, личности

В юридической литературе проблема гарантий не обойдена вниманием.

При ее исследовании высказываются весьма плодотворные идеи:

во-первых, рассматривать гарантии в качестве элемента правовой системы;

во-вторых, не отождествлять их с другими понятиями: мерами охраны, мерами правовой защиты, юридической ответственностью;

в-третьих, изучать в качестве самостоятельной категории, имеющей свои черты, объект воздействия, а также систему, структуру, методы реализации.

Гарантии представляют собой объемное социально-политическое и юридическое явление, которое характеризует, по меньшей мере, три момента:

1) теоретический, позволяющий раскрыть предметные теоретические знания об объекте их воздействия, получить практические сведения о социальной и правовой политике государства;

2) идеологический, используемый политической властью как средство пропаганды демократических идей ннутри страны и за ее пределами. При этом истинное состояние нрав человека и гражданина может существенно отличаться от официально декларируемых властями лозунгов и «обслуживать» национальные, классовые, партийные, групповые и даже личные интересы;

Видео (кликните для воспроизведения).

3) практический, признаваемый в качестве инструментария юриспруденции, предпосылки удовлетворения социальных благ личности.

Гарантии – это система социально-экономических, политических, нравственных, юридических, организационных предпосылок, условий, средств и способов, создающих равные возможности личности для осуществления своих прав, свобод и интересов.

Понятие гарантий базируется на основных принципах, выработанных человечеством: гуманизме, справедливости, законности, целесообразности, равноправии и др.

По своей сущности гарантии есть система условий, обеспечивающих удовлетворение интересов человека. Их основной функцией является исполнение обязательств государством и другими субъектами в сфере реализации прав личности.

Объектом гарантий выступают общественные отношения, связанные с охраной и защитой прав человека, удовлетворением имущественных и неимущественных интересов граждан.

Содержание гарантий весьма динамично и обусловлено их целевой, институциональной и функциональной направленностью, зависит от общественно-политических, духовных и иных процессов, происходящих в стране на определенных этапах ее исторического развития.

Все конституции бывших социалистических государств Восточной Европы, в частности, устанавливали право граждан на труд и их обязанность трудиться. В основе такого подхода были заложены принципы социализма: «от каждого по способности, каждому по труду», «кто не работает, тот не ест».

В гражданском обществе отношения между гражданином и государством кардинальным образом меняются. В их основе лежат принципы социального согласия и равенства возможностей. Государство признает за всеми гражданами право на труд и поощряет условия, которые делают это право реальным.

В действующей Конституции Российской Федерации записано: «Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию» (ч. 1 ст. 37).

Понятие гарантий тесно соприкасается с такими категориями, как «социальная защита», «правовая защита», «сисгема обеспечения», «условия», «факторы», в сравнении с которыми оно подчас приобретает более широкое или, наоборот, у.жое смысловое значение. Кроме того, понятие гарантий отражает совершенство законодательной юхники, многообразие форм языка закона.

К социальным условиям их реализации относятся обязательное страхование граждан, занимающихся частной детективной деятельностью, уплата взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации и Фонд государственного социального страхования Российской Федерации (ч. 1 и 2 с г. 19). Правовой формой защиты является ответственность правонарушителей за сопротивление, угрозу или насилие в отношении частных детективов и охранников (ч. 3 ст. 19).

Следовательно, условия выступают в качестве определяющего фактора осуществления социальных и правовых гарантий. Сам термин «гарантии», судя по содержанию статьи, находится как бы «вне пределов видимости» законодателя, сводится к условиям, привносится им через содержание юридической ответственности, т.е. меры государственного принуждения.

Гарантии прав личности нуждаются в организационных, процедурных формах их реализации. Гарантии служат основанием надежности использования личностью процедур в определенных казусных обстоятельствах. Сказанное не означает, что содержание процедур не создает организационных и иных условий для осуществления того или иного вида гарантий.

Гарантии как социально-правовые меры материального, организационного и иного характера всесторонне показывают уровень экономического и политического развития демократичности общества , общественного и правового сознания населения.

Во французской Декларации прав человека и гражданина (1789) записано: «Каждое общество, в котором не обеспечены гарантии прав и не установлено разделение властей, не имеет конституции» (ст. 16). В сфере прав личности Декларация прав человека и гражданина стала фундаментом для построения конституций демократических государств Запада.

Закономерно, что новая Конституция РФ, учитывая международный опыт, провозгласила Россию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления (ст. 1), закрепила принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, а также обусловила систему гарантий.

Термин «гарантии» используется в Основном Законе России не менее чем в 18 статьях. Конституция подчеркивает, что обеспечение прав личности не является исключительной прерогативой федеральных органов. Сегодня ответственность за выполнение обязательств в сфере нрав человека и гражданина в значительной мере ложится на республики и иные субъекты, входящие в состав России.

Так, в пункте «б» части 1 статьи 72 записано, что в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов находится «защита прав и свобод человека и гражданина». Соответственно конституции республик в составе России содержат специальные разделы, посвященные правам, свободам и обязанностям личности.

Читайте так же:  Региональный материнский капитал республика коми

С учетом обязательств по обеспечению прав личности на территории субъектов Федерации заключаются и договоры между ними и Российской Федерацией. К таковым можно отнести договор Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан».

В нем четко определено, что органы государственной власти Республики Татарстан обеспечивают защиту прав и свобод человека и гражданина (п. 1 ст. 2). . читать далее .

http://newinspire.ru/l/3/34/487-ponyatie-sushchnost-ob-ekt-i-soderzhanie-garantij-prav-lichnosti.html

Гарантии прав и свобод человека и гражданина

Гарантия (от фр. garantie) – ручательство, поручение, обеспечение, условие, обеспечивающее что-либо. Гарантии прав и свобод человека и гражданина являются составляющей, с одной стороны, правового статуса личности, с другой – более емкого понятия «конституционные гарантии», под которыми следует понимать совокупность правовых норм и институтов, обеспечивающих защиту конституционных принципов, прав человека, основ конституционного строя, выполнения конституционных обязанностей и функционирования различных органов публичной власти. Таким образом, гарантии прав и свобод человека и гражданина – это совокупность конституционно-правовых норм, институтов, средств, способов, механизмов и процедур, обеспечивающих реализацию, охрану и защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Система гарантий прав и свобод достаточно обширна и включает следующие составляющие (схема 7):

  • социально-экономические (материальные) гарантии – стабильность экономики, отношений собственности, эффективность налоговой системы и собираемости налогов и пр. (а отсюда – качественное выполнение различных социальных программ, эффективное осуществление личных, политических, социально-экономических и культурных прав и свобод);
  • политические гарантии – демократический характер власти и соответствующий государственный режим, обеспечивающие политическую стабильность, высокий уровень политической культуры власти, личности, различных институтов гражданского общества;
  • юридические гарантии – собственно правовые средства и способы реализации и защиты прав и свобод.

Схема 7. Система гарантий прав и свобод человека и гражданина.

Юридические гарантии в свою очередь делятся на две группы: формально-юридические и институциональные гарантии.

Формально-юридические гарантии заключаются в нормативном закреплении (непосредственно в Конституции РФ и в других законах) рассмотренных выше и других положений, направленных на обеспечение прав и свобод. Трудно переоценить значение таких конституционных положений, как провозглашение прав и свобод высшей ценностью в качестве одной из основ конституционного строя, определение соблюдения прав и свобод человека в качестве основной обязанности государства (ст. 2 Конституции РФ), закрепление основных прав и свобод на уровне Основного Закона (гл. 2) и признание общепризнанных норм и принципов международного права (в том числе международных стандартов в области прав человека) составной частью российской правовой системы (ч. 4 ст. 15), запрет применения любых неопубликованных нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина (ч. 3 ст. 15), установление равенства каждого перед законом и судом (ч. 1 ст. 19), закрепление за Президентом РФ функции гаранта Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 80), запрет на издание законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина (ч. 2 ст. 55), предоставление каждому права защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законом способами, включая самозащиту (ч. 2 ст. 45), и др.

Принципиально важным является конституционный запрет произвольного ограничения прав и свобод человека и гражданина в России. Свобода не беспредельна. Будучи членом общества, человек имеет и определенные обязанности перед другими людьми, обществом, государством, в том числе и обязанность пассивного типа – не нарушать права и законные интересы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции). Исходя из этого, Основной Закон российского государства предусматривает возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина в России. Однако такое ограничение не может быть произвольным и беспредельным, и в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ обусловлено тремя условиями.

Во-первых, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом. Таким образом, буквальное толкование данного конституционного положения исключает возможность ограничения прав и свобод законами субъектов РФ (что, к сожалению, на практике распространено достаточно широко) и правовыми актами подзаконного характера (президентскими указами, правительственными постановлениями, ведомственными актами, актами глав регионов, органов местного самоуправления и т. п.).

Во-вторых, ограничение прав и свобод человека и гражданина возможно только в строго определенных целях, обеспечивающих защиту важных социальных ценностей. Перечень таких целей (оснований) обширен, что дает возможность расширительного толкования, но тем не менее исчерпывающий:

  1. защита основ конституционного строя;
  2. защита нравственности;
  3. защита здоровья других лиц;
  4. защита прав и законных интересов других лиц;
  5. обеспечение обороны и безопасности государства.

В-третьих, даже при наличии указанных оснований ограничение прав и свобод возможно только в той мере, в какой это необходимо для достижения данных целей.

Помимо общих условий ограничения прав и свобод Конституция РФ содержит и некоторые специальные условия. В частности, в соответствии с ч. 1 ст. 56 в связи с введением на всей территории России или в отдельных ее местностях чрезвычайного положения такие ограничения могут устанавливаться с обязательным указанием пределов и срока их действия.

Примеры законодательного ограничения прав и свобод человека и гражданина в указанных целях содержатся, в частности, в Федеральных конституционных законах от 30.05.2001 № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» и от 30.01.2001 № 1-ФКЗ «О военном положении», в законах РФ от 05.03.1992 № 2446-1 «О безопасности», от 01.04.1993 № 4730-1 «О государственной границе Российской Федерации», в Федеральных законах от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», и от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и др. Речь здесь идет об общих ограничениях для неопределенного круга лиц, конкретные же ограничения отдельных прав и свобод (свободы передвижения, права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью, свободного распоряжения своим имуществом и т. д.) отдельных лиц могут иметь место на основе решения суда (в качестве санкции за совершенное правонарушение или меры, направленной на обеспечение вынесения справедливого и объективного решения судом) или мотивированного постановления иных компетентных государственных органов (например, постановления следователя о применении в качестве меры пресечения подписки о невыезде).

Предусмотренные в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ условия ограничения прав и свобод человека и гражданина должны соблюдаться не только в отношении прав и свобод, закрепленных непосредственно в Основном Законе, но и в отношении иных прав, предоставленных отдельным категориям граждан в России (ветеранам, пенсионерам, студентам, военнослужащим и др.) отраслевым и текущим законодательством.

Читайте так же:  Новый закон о льготах ветеранам труда

В соответствии с ч. 2 ст. 55 Конституции РФ в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Буквальное толкование данной нормы (т. е. запрет отменять и умалять не только права, предусмотренные в Конституции, но и права, составляющие так называемый специальный правовой статус и закрепленные в отраслевом и специальном законодательстве) «связывает» законодателя, не позволяя ни при каких условиях издавать законы, повышающие налоги и иные платежи, устанавливающие более суровые меры ответственности, отменяющие какие-либо льготы отдельным категориям граждан и т. п. Конституционный Суд РФ, в частности, неоднократно указывал в своих актах, что в правовом социальном государстве недопустима отмена прав, льгот и преимуществ, установленных в том числе и в законах специального характера (в Федеральном законе от 12.01.1995 № 5-ФЗ «О ветеранах», в законах РФ от 19.02.1993 № 4530-1 «О вынужденных переселенцах», от 09.06.1993 № 5142-1 «О донорстве крови и ее компонентов» и др.).

Конституция РФ предусматривает так называемые абсолютные права и свободы (ч. 3 ст. 56), которые не могут быть нормативно ограничены ни при каких условиях, даже если введено чрезвычайное положение, имело место масштабное стихийное бедствие, техногенная катастрофа и т. п. К ним, в частности, относятся право на жизнь, достоинство личности, неприкосновенность частной жизни, свобода совести, свобода предпринимательской деятельности, право на жилище, право на судебную защиту с соответствующими процессуальными гарантиями.

При всей значимости формально-юридических гарантий ведущая роль в деле защиты прав и свобод принадлежит институциональным гарантиям. Можно нормативно закрепить общепринятые демократические подходы к основным характеристикам конституционно-правового статуса личности, но если человек в том или ином государстве не будет иметь реальной возможности восстановить и защитить свои нарушенные права, то и значение формально-юридических гарантий будет сведено на нет и восприниматься они будут как фиктивные нормы.

Система институциональных гарантий включает, во-первых, различные государственные и общественные органы и организации, в которые может обратиться гражданин за защитой своих прав; во-вторых, способы осуществления прав и свобод и процессуальные гарантии, т. е. процедуры, обеспечивающие реализацию, охрану и защиту прав и свобод (парламентские процедуры, процедуры административной жалобы, осуществления амнистии и помилования, судебные процедуры и т. д.).

Существуют следующие способы осуществления прав и свобод и исполнения обязанностей:

  • явочный, при котором для осуществления прав и свобод не требуется не только получения разрешения, но и уведомления каких-либо органов власти. В таком порядке осуществляются, в частности, свобода мысли и слова, свобода совести, право собственности, свобода творческой деятельности, право на национальную и культурную самоидентификацию, на участие в культурной жизни и др.;
  • заявительный (уведомительный). Так реализуются право на забастовку, на осуществление предпринимательской деятельности, свобода выбора места жительства, свобода митингов, шествий и др.; обязанность государства по извещению граждан об уплате налогов и иных платежей, вызову в суд и в правоохранительные органы и т. п.;
  • разрешительный, связанный с необходимостью получить разрешение компетентных государственных органов для реализации некоторых прав и свобод (например, для осуществления отдельных видов предпринимательской деятельности, посещения отдельных местностей и объектов и др.).

К звеньям системы государственных и негосударственных органов и организаций, призванных обеспечивать охрану и защиту прав и свобод человека и гражданина, относятся:

Основной институциональной гарантией прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации является гарантия судебной защиты. Право на судебную защиту нарушенных прав относится к личным неотъемлемым правам каждого и подкреплено целым рядом процессуальных гарантий (ст. 46–54 Конституции РФ). Оно включает право на получение квалифицированной юридической помощи (в том числе и бесплатно в определенных законом случаях), презумпцию невиновности в уголовном процессе, запрет повторного осуждения за одно и то же преступление, право на пересмотр судебного решения, запрет на использование незаконных доказательств, гарантии от самообвинения, запрет обратной силы закона (но только закона, ухудшающего положение субъектов правоотношений), гарантии прав потерпевших и др.

Именно судебный порядок защиты нарушенных прав является общим порядком, альтернативой использованию специального (административного, претензионного и пр.) порядка защиты. При этом право выбора инстанции для обращения за защитой нарушенного права принадлежит самому управомоченному лицу, за исключением ограниченного круга предусмотренных законом случаев, когда использование досудебной процедуры – обязательная предпосылка для обращения в суд, в частности, при разрешении транспортных споров, споров в сфере патентных правоотношений и др.

Российские граждане имеют конституционную возможность обращаться за защитой своих прав в межгосударственные органы (ч. 3 ст. 46 Конституции РФ). Следует иметь в виду, что такое обращение – процедура достаточно сложная, обусловленная рядом обстоятельств, основными из которых являются, во-первых, наличие соответствующего международного договора Российской Федерации и, во-вторых, исчерпание всех возможных внутригосударственных средств правовой защиты.

Из международных органов по защите прав и свобод человека и гражданина наиболее известным и авторитетным является Европейский суд по правам человека (в Страсбурге), доступ в который российские граждане получили после вступления России в Совет Европы в феврале 1996 г. и ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в марте 1998 г. Решения Европейского суда для государств, признавших его юрисдикцию, являются обязательными. Несмотря на сложную процедуру обращения в Европейский суд по правам человека, количество жалоб и обращений из России уже исчисляется тысячами (по отдельным оценкам, до 10 % всех дел, принятых Судом к рассмотрению). 7 мая 2002 г. по итогам рассмотрения дела «Бурдов против России» было вынесено первое решение в пользу российского гражданина: Суд постановил выплатить из российской государственной казны 3 тыс. евро участнику ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС А. Бурдову в качестве компенсации за задержку предусмотренных российским законодательством выплат.

http://be5.biz/pravo/k007/9.html

Гарантии прав и свобод личности: проблемы понятия

Дата публикации: 23.04.2018 2018-04-23

Статья просмотрена: 813 раз

Библиографическое описание:

Варков И. А. Гарантии прав и свобод личности: проблемы понятия // Молодой ученый. — 2018. — №16. — С. 193-195. — URL https://moluch.ru/archive/202/49575/ (дата обращения: 06.03.2020).

Не вызывает сомнения, что одним из главных показателей демократичности государства является закрепление в законодательстве системы прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем провозглашение прав и свобод может стать пустой формальной декларацией, если их осуществление не будет обеспечено при помощи специальных средств. Справедливо писал по этому поводу известный французский правовед и философ Ш. Л. Монтескье: «Когда я приезжаю в страну, я интересуюсь не тем, есть ли там хорошие законы, а тем, исполняются ли те, которые есть, так как хорошие законы имеются везде» [1, с. 331]. С данным утверждением нельзя не согласиться. Действительно, очень важно, чтобы кроме формального закрепления прав и законных интересов человека и гражданина в государстве существовал определенный механизм, позволяющий воспользоваться ими в реальной жизни. Таким механизмом выступают гарантии прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

Читайте так же:  Пособие единовременное при рождении первого ребенка

В толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля гарантия определяется как ручательство, поручительство, обеспечение, заверение и безопасенье [2, с. 353]. В юридической литературе сложились различные подходы к пониманию гарантий прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

С. А. Авакьян под гарантиями предлагает понимать материальные, организационные, духовные и правовые условия и предпосылки, делающие реальностью осуществление основных прав и свобод, исполнение обязанностей человека и гражданина и обеспечивающие их охрану от незаконных ограничений и посягательств [3, с. 808–809].

На наш взгляд, сами по себе условия не способны обеспечить фактическую реализацию прав и свобод человека. Они могут выступать лишь некой средой, предпосылкой, от которой зависит осуществление прав человека и гражданина. Условия и предпосылки могут обуславливать, сопутствовать, но одних их недостаточно для полного обеспечения прав и свобод человека. Для достижения этих целей требуется наличие специального механизма, позволяющего реализовывать права и свободы. В связи с этим представляется обоснованным подход ученых, включающих в понятие гарантии не только условия, но и средства, способы, позволяющие воплотить права и свободы в жизнь.

Хотелось бы отдельно отметить позиции ученых, которые, раскрывая сущность гарантии, дополнительно характеризуют условия. Так, Н. В. Витрук, определяя гарантии как общие условия и специальные (юридические) средства, которые обеспечивают правомерную реализацию прав и свобод, а в необходимых случаях их охрану, отмечает, что в данную категорию следует включать исключительно положительно действующие условия и средства, которые обеспечивают их фактическую реализацию и надежную охрану и защиту для всех и каждого. При этом негативные факторы в число гарантий осуществления прав, свобод и обязанностей личности включать нельзя [4, c.305]. Подобной позиции придерживается К. К. Гасанов, по мнению которого гарантии представляют собой благоприятные условия, создание которых является сердцевиной процесса обеспечения основных прав человека [5, c.186–187].

Ученые не приводят примеры негативных, неблагоприятных факторов. Предполагаем, что к ним можно отнести, например, безработицу, низкий уровень рождаемости, низкий уровень развития здравоохранения, образования и т. п. Действительно, перечисленные факторы вряд ли смогут обеспечить реализацию и защиту прав, свобод и законных интересов людей. Однако исключение их из условий, которые способствуют возникновению средств, обеспечивающих правомерную реализацию прав и свобод, представляется ошибочным. Например, такое условие как снижение рождаемости в Российской Федерации способствовало принятию Федерального закона «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» от 29.12.2006 N 256-ФЗ, включающего положение о дополнительной государственной поддержке в виде материнского капитала, выполняющего стимулирующую функцию при рождении второго, третьего и последующих детей. Таким образом, даже неблагоприятные условия могут играть роль побуждающего фактора в процессе формирования средств для защиты прав граждан. В связи с этим следует согласиться с позицией А. В. Зиновьева, которые писал, что условия и средства должны действовать синхронно [6, с.174].

А. И. Добровольская считает, что под гарантиями прав личности следует понимать средства или способы, при помощи которых гражданам обеспечиваются возможности практического использования принадлежащих им прав [7, с.131].

На наш взгляд, данный подход не лишен недостатков. Термины «средства» и «способы» хоть и схожи, но их отождествление представляется ошибочным. Средства представляют собой конкретные явления, с помощью которых обеспечивается фактическая реализация прав (соответствующие нормы права, судебные органы и т. д.). В свою очередь способы представляют собой конкретные пути достижения результата (например, использование судебного порядка защиты прав). Таким образом, считаем, что данные категории необходимо рассматривать во взаимодействии. Только совокупное использование понятий «средства» и «способы» позволит правильно и полноценно определить сущность гарантий.

Наиболее правильной представляется позиция А. С. Мордовец, который определял гарантии как систему социально-экономических, политических, нравственных, юридических, организационных предпосылок, условий, средств и способов, создающих равные возможности личности для осуществления своих прав, свобод и интересов [8, с. 171].

Итак, в результате анализа различных точек зрения относительно термина гарантий прав и свобод личности представляется возможным предложить свою трактовку данного понятия. Для этого выделим те моменты, которые, на наш взгляд, характеризуют рассматриваемый термин.

Придерживаясь вышеуказанных позиций под гарантиями прав и свобод человека и гражданина мы предлагаем понимать — систему политико-правовых и социально-экономических условий, предпосылок, средств и способов, обеспечивающих равную возможность обеспечения прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, а также их охрану и защиту в случае нарушения.

  1. Montesquieu. Notes sur I’Angleterre // Oeuvres Completes. Editions du Seuil, 1964. 1117 р.
  2. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 томах. Том 1: А — З. 2-е издание, исправленное и значительно умноженное по рукописи автора. СПб.-М.: Издание книгопродавца-типографа М. О. Вольфа, 1880. 808 с.
  3. Авакьян С. А. Конституционное право России: учебный курс: в 2 т. 5-е изд., перераб. и доп. М.:Норма — ИНФРА-М., 2014. Т. 1. 864 с.
  4. Витрук Н. В. Общая теория правового положения личности / монография. М.: ИНФРА-М. 2017. 448 с.
  5. Гасанов К. К. Основные права человека (свойства и конституционный механизм защиты): дис. … докт. юрид. наук. М., 2004. 470 c.
  6. Зиновьев, А. В. Проблемы теории и практики прав человека // Конституция Российской Федерации. М.:Норма, 2009. С. 166–177.
  7. Добровольская А. И. Гарантии прав граждан в советском уголовном судопроизводстве // Советское государство и право. 1980. № 2. С. 128–135.
  8. Теория государства и права. Курс лекций. Под ред Матузова Н. И., Малько А. В. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2001. 427 с.
Видео (кликните для воспроизведения).

http://moluch.ru/archive/202/49575/

Понятие гарантии прав
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here